Главная | Регистрация | Вход | RSSСреда, 19.02.2020, 08:51

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум Школы Искусств » Библиотека » Мастер-классы » Художественное отделение Мариупольской школы искусств (Русские народные промыслы)
Художественное отделение Мариупольской школы искусств
RickДата: Суббота, 14.12.2013, 11:32 | Сообщение # 1
Маэстро
Группа: Администраторы
Сообщений: 188
Репутация: 2
Статус: Offline
Русские народные промыслы: уфтюжская роспись

Верхнее течение Северной Двины — регион зарождения нескольких самобытнейших русских росписей, имеющих самые различные корни, богатую историю, развитую и устоявшуюся графическую традицию. Так сложилось, что на левом берегу Двины расцвели сюжетные росписи, отличавшиеся сложной техникой и имевшие свои корни в традиционном иконописном искусстве Новгорода и Сольвычегодска, а на противоположном, правом — живописные, отличающиеся экспрессией и богатством красок. Об одной из этих росписей с правого берега — уфтюжской — наш рассказ.

Происходит уфтюжская роспись примерно из тех же местностей, что и весьма схожая с нею ракульская — из местностей по Северной Двине, лежащих чуть ниже устья Вычегды. Километрах в сорока от Котласа справа в Двину впадает река Уфтюга (или Устюга, как отмечено на старинных картах), довольно значительная для тех мест и в половодье даже судоходная. Полторы сотни километров петляет Уфтюга по глухой тайге, а когда приближается к низкому правому берегу Северной Двины, то будто нанизывает на себя, словно на ожерелье, многочисленные бусины сел и деревень, промеж которых размером и значительностью выделяется село Верхняя Уфтюга, знаменитое и посейчас стоящим там старинным деревянным храмом Дмитрия Солунского, аж на 45 метров (а это высота современного 12-этажного дома) взметнувшим ввысь свой шатёр.

Так или иначе вся жизнь края вращалась вокруг Верхней Уфтюги — село было и религиозным центром — шутка ли, единственный храм на пятнадцать километров окрест, - и административным центром Уфтюжской волости Красноборского уезда Вологодской губернии; и всё это при том, что Уфтюжские края и по сию пору недоступны посуху из «материковой» России, что уж говорить о временах, отдаленных от нас на столетия. Даже сейчас летом добраться до тех мест возможно только по воде — катером из Красноборска, тамошнего райцентра, либо курсирующим дважды в день паромом из Котласа на противоположный берег Вычегды, а затем 40 километров по разбитому грейдеру до Берёзонаволока, где от понтонного моста уже совсем недалеко до Верхней Уфтюги.

Жители Уфтюжской волости были, как правило, государственными крестянами, лично свободными, но обязанными платить подушные подати — ежегодный фиксированный налог, взимавшийся в денежном виде с каждого взрослого мужчины. Чтобы собрать необходимую к уплате в казну сумму, местные жители, жившие основном собственным хозяйством и натуральным обменом, вынуждены были прибегать к различным промыслам, изделия которых могли пойти на продажу в том числе и на регулярно проводившейся ярмарке в уездном Красноборске. Одним из таких промыслов и было укоренившееся в тех местах самобытное искусство изготовления и украшения росписями берестяных и деревянных вещиц, имевших практическое применение в повседневном крестьянском быту.

Генеалогию уфтюжской росписи, как и генеалогию весьма схожей с ней ракульской, бытовавшей также на правом берегу Двины чуть выше по течению, принято вести от старообрядческих промыслов - «выродившихся» книжной миниатюры и иконописи.

Появлялись старообрядцы в уфтюжских окрестностях двумя потоками — во время гонений, последовавших сразу после церковной реформы патриарха Никона во второй половине XVII века (хроники середины XVIII века содержат многочисленные сообщения местных властей об обнаружении в Уфтюжской волости скрытых в тайге населённых старообрядческих скитов и о поимке старообрядцев) и после «выгонок» старообрядцев в середине века XIX-го при Николае I из Выговских и Пинежских скитов, располагавшихся в глухих местностях на востоке нынешней республики Карелия. Среди старообрядцев, славившихся среди прочего крестьянского населения России высоким уровнем образованности, существовало большое число искусных мастеров — живописцев и графиков. Но общий упадок старообрядчества, прекращение строительства часовен и моленных домов, рассеивание «выгоняемых» по обширным территориям Севера и Сибири, ведшее к утрате связей между приверженцами «древлего благочестия», да ещё и строгий полицейский надзор уменьшили и надобность и возможность производства книг, икон и лубков, бывших основным промыслом многих староверческих семейств. Потому многие староверы, вынужденные перейти к ведению обыкновенного крестьянского хозяйства, не желали расставаться с ремеслом и изукрашивали орнаментами предметы повседневного обихода, расцвечивая ярким узорочьем растительности и бойкими многоцветными птичками большую часть года не баловавшего щедростью красок северный крестьянский быт. Со временем расписной промысел стал обычным занятием для тех мест, сперва перенятым от мастеров-старообрядцев, а затем передававшимся от поколения к поколению. Работали, изготовляя и расписывая, целыми семьями, в более поздние времена, вплоть до 1950-х годов, мастера часто объединялись в артели.

Основными центрами Уфтюжской росписи были расположенные бок о бок, через реку прямо против Верхней Уфтюги, деревни Новоандреевская и Якшаково, ныне почти вымершие (по данным переписи населения 2010 года в них проживало 9 человек, 5 из которых — пенсионного возраста). Отсюда, по зафиксированным краеведами воспоминаниям старожилов, каждое половодье вниз по Уфтюге, а дальше вверх и вниз по Двине отправлялись баржи, наполненные берестяными корзинами-набирухами, туесами и коробами, которые потом продавались на базарах ближайших крупных городов — Сольвычегодска, Великого Устюга, даже Вологды и Архангельска.

Собственно говоря, уфтюжская роспись, как и родственная ей ракульская, была в первую очередь росписью по бересте. Мотивы росписей, структура графических изображений создавались специально для берестяных изделий и лишь после адаптировались для росписи прялок. В то время как сюжеты и композиция прочих северодвинских росписей проделывала обратный путь — с прялок и сундуков на прочие обиходные предметы.

«Царём» всех уфтюжских берестяных поделок, а также основным продуктом промысла был, разумеется, туес. Бересту на туеса промышляли в течение всего пары недель в году, в середине лета, когда в берёзах идёт усиленное движение соков и береста легко и податливо снимается с распиленных стволов. Для изготовления каждого туеса вырезалось два листа — меньший, «рубашка», для внешней поверхности, и больший, «сколотень», предварительно распаривавшийся в воде для лучшей гибкости, образовывший внутренный слой, по краям загибавшийся на «рубашку» и плотно её обхатывавший. Края получившегося двуслойного цилиндра заплетались замком-змейкой, в получившееся изделия плотно вбивалось изготовленное из хвойной древесины донышко, и почти уже готовый туес был вполне готов к росписи. Почти готов, но по непреложному правилу уфтюжских мастеров на изделии изнутри и снаружи, вдоль змеящегося замка, скрепляющего туес, сперва насекались тупым шилом метки мастера-изготовителя. Возможно, эти метки были своеобразным «знаком качества», возможно, они являлись и своеобразным оберегом, предохранявшим замок, самое уязвимое и хрупкое место туеса, а вместе с замком, и сам туес, и его содержимое от нечистой силы.

Композиционная структура уфтюжской росписи стандартна и повторяет таковую ракульской. В центре всегда извилистая длинная ветвь, унизанная распустившимися разноцветными листьями, а по сторонам от неё располагаются птички-«кутеньки», графически отличные от ракульских и очень похожих на птиц, обычных для более технически сложных и сюжетных росписей противоположного берега Северной Двины — борецкой, пучужской, пермогорской.

Центральная ветвь обычно венчается крупным колокольчиком или тюльпаном («котлом», как называли его сами мастера), листья, вырастающие из ветви, украшаются множеством темных ресничек-прожилок, часто выбегающих за пределы листка.

Единственная схема композиции, принятая в уфтюжской росписи, представляет собой широко распространенный в северных росписах сюжет Мирового Древа — идеальной модели миропорядка, простирающейся от мира дольнего до мира горнего. Мировое Древо венчает изображение Бога-творца или обиталища божественных сил в виде крупного яркого бутона или цветка, служащего древу навершием. А окружающая дерево пара птичек легко может быть отождествлена с жаворонками или тетерками, служащими одновременно и небесными вестниками и защитниками Мирового Древа.
http://severik.su/uftyuzhskaya_rospis_po_derevu

http://vk.com/album-22163635_183766832

#промыслы@russculture


















Файл Уфтюжская роспись.docx

Ярослав Иванов
 
RickДата: Суббота, 14.12.2013, 12:43 | Сообщение # 2
Маэстро
Группа: Администраторы
Сообщений: 188
Репутация: 2
Статус: Offline
Раскраски для детей "Народные промыслы"
Для деток - раскраски ..
348




 
Форум Школы Искусств » Библиотека » Мастер-классы » Художественное отделение Мариупольской школы искусств (Русские народные промыслы)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Дитяча школа мистецтв м.Маріуполь © 2020
Используются технологии uCoz
free counters